Зачем России две границы? Как обустраивали рубежи страны после распада СССР

«Я несколько раз начинал всё с нуля», – говорит Андрей Николаев, в прошлом главный пограничник страны, вошедший в историю современных российских вооружённых сил как самый молодой генерал армии.

Это звание Николаеву присвои­ли в 46 лет. Спустя несколько лет он был избран в Госдуму и возглавил Комитет по обороне, в начале 2000-х работал в правительстве. А накануне 70-летнего юбилея генерала мы встретились с ним в стенах старейшего, существующего ещё со времён СССР, международного банка, где Андрей Иванович трудится сейчас.

Кремлёвский курсант

Мечта стать офицером жила в нём с детства. Сказался пример отца-фронтовика – генерал-полковника, одного из руководителей Генштаба ВС СССР. «Отец родился в крестьянской семье в Саратовской губернии, его родители в 1930-х умерли от голода, и в 12 лет он остался сиротой, – рассказывает Андрей Иванович. – В 1941 г. ушёл на фронт, в 21 год уже командовал полком. Всего в жизни добился сам. У него были уникальные способности ко многим наукам, феноменальная память: мог прочитать текст и повторить его до запятой. За участие в разработке «ядерного чемоданчика» был удостоен звания лауреата Ленинской премии. Отца не стало в 1985 г., он умер от рака. Я очень тяжело переживал эту потерю».

Последний рубеж. История боя, ставшего легендой пограничных войск

Свои первые погоны Андрей Николаев надел в 1967 г., поступив в Московское высшее общевойсковое командное училище им. Верховного Совета РСФСР и став кремлёвским курсантом: в народе название «кремлёвские» закрепилось за воспитанниками заведения, поскольку с момента основания в 1917 г. и до 1935 г. оно базировалось в Кремле. Выпускники училища – единст­венные в стране – принимали присягу на Красной площади. Для зачисления Андрея Николаева в этот престижный военный вуз потребовалось личное согласие начальника училища: у будущего генерала армии были проб­лемы со зрением. Впрочем, это не помешало Николаеву показывать отличные результаты в стрельбе и вождении, даже если делать это приходилось в противогазе (он вставил в противогаз стёкла от очков). В 1971 г. он получил свои первые офицерские погоны. Мама Андрея, Елена Дмитриевна, поэтесса, писала в те дни: «На площади Красной сегодня курсанты./Мой сын в этом чётком строю./Торжественный час отбивают куранты,/И я, замирая, смотрю».

От Елены Дмитриевны, выпускницы Литинститута, её единственный сын унаследовал глубокую любовь к искусству. В семье родителей было принято ходить в музеи, Консерваторию, посещать театр. Этим традициям Николаев старался не изменять, когда у него появилась и своя семья: «Когда я служил на Урале, мы с супругой обязательно раз в месяц ездили за 100 км в Челябинск в местный драмтеатр». На том же Урале своим подчинённым Андрей Иванович однажды устроил «экскурсию» в г. Копейск, спустился с ними в шахту – показал, как трудятся шахтёры. Взял с собой любителей выпить. Пытался достучаться: смотрите, как шахтёры работают, а получают меньше вас, кого Родина ещё одевает и обувает, а вы позволяете себе дисциплину нарушать. Говорит, попытка перевоспитания тогда удалась. Сам генерал вообще не пьёт и не ругается матом: «В русском языке и без этого достаточно возможностей донести свою мысль. К тому же если ты так разговариваешь с подчинённым, то ставишь его в неравное положение: он не может ответить тебе тем же».

В Николаеве блестящий теоретик сочетается с практиком. С одной стороны, вслед за училищем за его спиной оконченная с отличием Академия им. Фрунзе, Высшие офицерские курсы «Выстрел» (также с отличием) плюс Академия Генштаба ВС СССР с золотой медалью. С другой – он последовательно служил на всех командных и штабных должностях – от командира мотострелкового взвода до командующего общевойсковой армией.

Подвиг 12-й заставы. Родина не помнила о них, но они умирали ради нее

«Все финансы службы шли через меня»

Широкой публике Андрей Николаев становится известным в 1993 г. после его назначения командующим Пограничными вой­сками РФ. А в 1994 г. после преобразования этих войск в Федеральную пограничную службу генерал получил статус министра. В тот момент офицеру Николаеву пришлось стать ещё и хозяйственником: «Абсолютно все финансы, выделяемые на нашу службу, проходили через меня. И первые графы расходов были такими (генерал берёт ручку и рисует в блокноте корреспондента «АиФ»): денежное довольствие, хлеб и баня. Для руководства ФПС стало огромной победой, когда мы смогли обеспечить все наши заставы, все части погранвойск зарплатой, едой, теплом и возможностью раз в неделю побывать в бане».

Тогда же генералу приходится овладевать и дипломатическими навыками, общаясь с главами бывших советских республик, убеждать их, что Россия в том или ином качестве должна остаться по периметру бывших границ Советского Союза: «В первом своём докладе президенту Борису Николаевичу Ельцину я сказал: мы не должны оставлять границы СССР, границы оборудованные, обустроенные, границы, завоёванные многими поколениями нашего народа. Именно тогда родилась концепция двух границ. Был предложен вариант, когда мы в любой приемлемой форме (непосредст­венно российские пограничники, при нашем участии или лишь при контроле) должны были оставаться на старых границах.

В итоге мы остались в Киргизии, Таджикистане, Туркмении, Армении, Грузии, участвовали в охране границ Казахстана и Белоруссии, подписали соглашения о сотрудничестве с Азербайджаном, Украиной и Молдовой. Тогда за три года практически удалось воссоздать границу с точки зрения того, что это общее дело всех бывших республик СССР, кроме Прибалтики. На важнейших направлениях с нуля устанавливался дополнительный контроль. Вы представляете себе Главный Кавказский хребет, по которому по самым вершинам – на высоте 3–4 тыс. метров – проходит государственная граница? Там было выставлено в течение 2–3 лет почти 150 застав».

Николаев был главным пограничником страны четыре с половиной года. А затем, с 1998 г., накопленный опыт он использовал в Госдуме, куда после рапорта об отставке баллотировался как независимый депутат. И там же, в Думе, самый молодой генерал армии установил новый рекорд. Ни до ни после в нижней палате парламента должность главы Комитета по обороне не доставалась независимому депутату. Обычно это одно из важнейших кресел в Госдуме служит предметом торга между фракциями. Но авторитет Николаева как военного был настолько высок, что комитет достался именно ему.

«С женой познакомился на свадьбе друга»

Переход из армии в политику был серьёзным переломным  моментом в жизни. И Андрей Иванович очень благодарен за поддержку прежде всего семье. Фотография супруги Татьяны и сегодня стоит у него на рабочем столе. «Мы познакомились на свадьбе друга. Я был свидетелем со стороны жениха, Татьяна – со стороны невесты. Сразу понял, что она – мой единственный человек. Сыграло роль, что Татьяна тоже воспитывалась в офицерской семье. Ей не нужно было объяснять, как это – постоянно переезжать. А переездов у нас было 15. Младший сын однажды за год 4 школы сменил. Окончательно коробки распаковали, когда я уже был генерал-полковником. Тогда же у нас впервые появилась собственная квартира, а до этого было исключительно служебное жильё».

«Иди и служи!». Военную династию генерала Шпака продолжили дети и внуки

В семье выросли двое сыновей, они тоже служат России. Подрастают четыре внучки. Старшая в этом году поступает в институт. А у генерала, который 21 апреля отметит 70-летие, в следующем году не менее важная дата: 50 лет совместной жизни с супругой. 

«А по дому генерал что-то умеет делать?» – «Руки у меня из нужного места растут (смеётся). Всё умею. А когда дети маленькими были, после службы всегда помогал жене пелёнки стирать – тогда же не было стиральных машин». Все эти почти полвека совместной жизни генерал Николаев, как когда-то курсант Николаев, не перестаёт преподносить супруге цветы. «Семья – это ключевое звено стабильности страны, – переходит генерал с личной на общественно-политическую тему. – Прио­ритет сегодня – приумножение населения в России. А как этого добиться без крепкой семьи? А для семьи дом важен. Вот недавно видел сюжет про Швейцарию, что там ипотеку дали на 100 лет под 1% годовых. Понятно, что человек столько не проживёт, ну так его дети заплатят. Дом же построен, он никуда не денется. Нам в России тоже ровно к этому двигаться надо. Я вовсе не идеалист. Я верю, что народ как раз вокруг таких вещей, как семья и труд, объединяется. И я в свои 70 лет ещё надеюсь не один год потрудиться на благо Отечества, на наше общее дело!»

Источник

About the author