Есть ли лекарство от одиночества?

Из многочисленных острых вопросов, по поводу которых и в мире, и у нас в России идут споры, специалисты по социальной психо­логии всё чаще выделяют проблему одиночества.

Пока эта тема звучит не слишком громко. И это объяснимо: на фоне таких кричащих проблем, как бедность, угроза новой войны, нарастание противоречий между бедными и богатыми странами и слоями населения, одиночество представляется как некая скрытая от глаз хроническая болезнь. Она не кричит, как бедность, и не пишет жалостливых писем президенту. Она не пугает, как возможная война, с началом которой в страну пойдут вагоны с «грузом 200», как после начала афганской эпопеи. Одиночество не выходит на демон­страции, как «жёлтые жилеты» или противники пенсионной реформы. Оно даже не устраивает одиночных пикетов с прось­бой о помощи.

Появится ли в России министерство одиночества?

Болезнь или эпидемия?

И тем не менее от одиночества страдают уже миллионы людей. Некоторые эксперты даже говорят об эпидемии. Что удивительно: эта эпидемия захватывает прежде всего развитые страны. Сегодня о проблемах одиночества идут дискуссии в Америке, Европе, Японии. Эта тема звучала на недавно прошедшем Всемирном экономическом форуме в Давосе. А в правительстве В­еликобритании появилась новая должность – министр по одиночеству. 

В США, согласно исследованиям, от одиночества страдают 10% американцев. С присущим янки прагматизмом стали подсчитывать, а во сколько же это обходится казне. Оказалось, примерно в 7 млрд долл. в год. Потери несёт экономика – как выяснилось, у страдающих от одиночества людей ниже производительность труда, они чаще болеют, больше подвержены травмам, депрессии. У одиноких пропадает «воля к жизни», и они утрачивают вкус к приобретению материальных благ, к развлечениям. И это тоже н­егативно влияет на экономику: сужается рынок потребления, сфера услуг.

Вот так «хикикомори»…

Новое и ещё мало изученное явление – одиночество молодых. В наиболее необычной форме оно проявляется в Японии. Речь идёт о «хикикомори» – этим термином в Стране восходящего солнца обозначают сознательное затворничество, которое поражает подростков. Они не хотят ходить в школу, общаться со сверстниками, объясняя это нежеланием становиться объектом насмешек. Внешний мир кажется им чужим и опасным, они боятся выходить на улицу. Реальную жизнь «хикикомори» заменяют компьютер и Интернет. Интересно, что большинство из 1 млн япон­ских одиночек мужчины. Их не интересуют интимные отношения, им не нужны подружки и «вздохи под луной». Брачная жизнь у них тоже носит виртуальный характер. Но проблема одиночества глубже, чем явление «хикикомори». Да, в Японии она нередко приобретает форму психического расстройства. Но в большинстве случаев это не столько психологическая, сколько социальная проблема. 

Одиночество — мука? Почему мы страдаем от недостатка общения

В США, Европе да и в России к одиночеству подталкивают экономические проблемы. Например, безработица и низкий уровень оплаты труда у молодёжи. Из опасения, что они не смогут содержать жену и детей, молодые мужчины опасаются вступать в брак и продолжают жить с родителями. Это явление сегодня очень распространено во Франции. 

В ряде стран на добровольную изоляцию от общества влияет и специфика трудовых отношений. В частности, чрезмерные нагрузки и слишком продолжительный рабочий день. Если человек пробыл на службе 10–12 часов, ему уже не до свиданий, не до любовных утех и не до брака. Прогнозы неутешительны: в Японии, например, число холостых мужчин и женщин к 2035 г. д­остигнет 35%.

У жителей России другой национальный характер, другие традиции. И одиночество тоже имеет у нас свои особенности. Остатки общинной модели дают о себе знать и поныне. Трудно представить, чтобы японская бабуля 70 лет, выйдя во двор, села на лавочку и вступила в разговор с соседями или сделала замечание играющим мальчишкам. У нас с советских времён любая очередь превращается либо в дискуссионный клуб, либо в перебранку. Одиночест­во как следствие чрезмерной нагрузки на работе, распространённое в Японии, у нас тоже ещё редкость. Отдель­ные случаи, конечно, есть. Но не до такой степени, чтобы наш Иван отказался от того, чтобы обнять Катеньку. Да и наша Катенька скорее с работы убежит, чем пропустит свидание. И слава богу! 

Одинокий — значит, ущербный?

Не слышал я и о том, чтобы от одиночества страдали наши студенты. У нас они самая общительная категория граждан, а общага – привычное место свиданий и не всегда невинных развлечений. И для меня было большим сюрпризом узнать, что эта проблема весьма волнует молодёжь в США и Англии. Опросы в колледжах и университетах показывают, что от 40 до 60% студентов ж­алуются на одиночество. 

Цивилизация разобщения

Учёные всё чаще говорят о современном мире как о «цивилизации разобщения». Общение из межличностного становится сетевым. Люди находятся в контакте с сотнями подобных себе, но при этом некому пожать руку, некого поцеловать, некому утереть слёзы.

Конечно, беда одиночества не обходит стороной и Россию. Меняется быт, в том числе и деревенский, меняются городские нравы. Уходят традиции дворового общения. Всё реже встречаются за столом родственники. Некогда очень тесные семейные связи замещаются другими формами общения. Люди старшего поколения, конечно же, хорошо помнят привычный для советской деревни сельский клуб, где по воскресеньям показывали кино и устраивались танцы-обжиманцы. Туда же стягивались поглазеть на девок и посудачить деревен­ские бабки. Сегодня «бабушка на завалинке» – скорее предание. С развитием системы детских садов стала меньше востребована и «бабушка при внучике».

Росстат рассказал о соотношении числа мужчин и женщин в России

*  *  *

В России проблема одиночества только начинает осмысливаться. Пока число людей, говорящих о том, что они страдают от этой беды, невысоко. По оценкам ВЦИОМа – не более 10%. В этом вопросе мы, к счастью, отстаём и от Европы, и от США. Есть у нашего одиночества и своя специфика – её женский характер. Связано это с высокой и ранней смертно­стью среди мужчин, но не только. Проблема ещё и в неравно­мерности развития страны, обусловленной бедностью регионов и вымиранием деревень. Мужское население вынуждено уезжать из депрессивных областей, где нет работы и перспектив. Женщины, часто ещё молодые, остаются без мужика.

В больших городах скрасить женское одиночество отчасти помогают высокий уровень образования среди женщин и, как следствие, развитые культурные потребности. На выставки, концерты, лекции у нас ходят преимущественно дамы. В последнее время стали появляться (опять же в городах) новые формы преодоления одиночества: самоорганизация женщин. В РФ уже насчитывается 2000 женских организаций. Большинство создаются без участия государства, а то и вопреки ему. Можно сказать, что у нас на глазах возникает такое понятие, как женская самооборона. И она неминуемо затронет и политическую сферу. «Жёлтые юбки» наши женщины пока не шьют, но выкройки, возможно, уже рисуют…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник

About the author